Наверх
vorle.ru

Война и мир в жизни Алексея Игнатьева

Общество

Алексей Гаврилович Игнатьев - наш земляк, участник Курской битвы. Родился в знаменитом селе Монастырщина, которое находится на Куликовом поле. В годы войны командовал пулеметным отделением в составе 48-ой гвардейской стрелковой дивизии 57-й армии - сражался с врагом под Харьковым, был тяжело ранен.

Алексей Гаврилович автор двух книг: "По зову Родины" и "Война и мир в моей жизни", активный участник Совета ветеранов Привокзального района, награжден Орденом ВОВ I степени, медалями "За отвагу", "За боевые заслуги", почетным знаком "Участник обороны Тулы", почетным знаком Доброты и другими - всего имеет 15 разных медалей.

Корреспондент ИА vRossii.ru: Алексей Гаврилович, сколько вам было лет, когда началась война?

Фото с фронта

Алексей Игнатьев: Мне было 17. Я тогда только перешел в 9-й класс, закончились экзамены. Я помню, лежу на диване, читаю книгу. Вдруг распахивается дверь, влетает соседка и кричит: "Война! Молотов выступает!". И вот уже через неделю я получил повестку, так как в нашей области проходила мобилизация молодежи на строительство оборонительных сооружений. Наш молодежный эшелон, сформированный на станции Епифань, направлялся в Смоленскую область, в район Ельни. Мы копали противотанковые рвы в болотистой местности рядом с речкой Десна. Две недели работали спокойно. А потом над нами стали появляться немецкие самолеты, они летели так низко, что можно было даже увидеть летчиков. Самолеты обстреливали лес. Нам было тяжело работать в таких условиях, но мы знали, что недалеко еще тяжелее. В то время, кстати, я повстречался с генерал-майором Константином Ракутиным, командующим 24-й армией. И встречу эту до сих пор вспоминаю. Генерал тогда сказал, что время наступило тяжелое, но нужно мужаться и тогда мы выстоим. "Мы еще погоним врага и будем в Берлине, верьте, ребята!" - сказал тогда генерал и слова его сбылись - и врага разбили, и Берлин взяли. Вот только сам генерал до Победы так и не дожил - героически погиб в бою под Вязьмой осенью 41-го.

Корреспондент ИА vRossii.ru: Расскажите о том, как немцы пришли к вам в поселок.

Алексей Гаврилович Игнатьев

Алексей Игнатьев: Это было в декабре 1941-го. Немцы не смогли овладеть Тулой и решили вести наступление восточнее города в глубокий обход. Гитлеровцы вышли на рубеж Михайлов - Епифань. Однажды вечером к нам в поселок вошла колонна немецких автомашин, крытых брезентом. В них сидели солдаты. Автомашины были распределены у каждого дома, чтобы обезопаситься от налета наших самолетов: немцы знали, что не будут бомбить дома мирных жителей. В поселок были введены дополнительные войска, и солдат стали распределять по домам. В нашу квартиру тоже вошли пятеро немецких солдат - они искали место для ночлега. Но, увидев, что в доме пятеро детей, немцы ушли в другой дом. Зато свернули шею нашим голубям, решив, что они почтовые. Только через три недели враг был изгнан из поселка, но за это время они успели расстрелять несколько мирных жителей, якобы причастных к поджогу элеватора.

Корреспондент ИА vRossii.ru: Что было дальше, когда вы достигли призывного возраста?

Алексей Игнатьев: Дальше, 25 августа 1942-го года мать собрала все необходимые для меня вещи и, вместе с маленькими братьями и сестрами (всего нас у нее было пятеро), и со слезами на глазах проводила меня на неизвестную для меня войну. Наш эшелон прибыл в Киров (бывшая Вятка), мы разгрузились и поселились в палатках. Старший лейтенант приглашал в пулеметную роту со словами, что воевать будете под пулеметную музыку, не то что минометчики под минами. Так я стал пулеметчиком 14-го запасного стрелкового полка. Служба была трудная, особенно зимой. При пятидесятиградусном морозе в поношенной шинелишке, в ботинках с обмотками, со скудным питанием мы занимались военным делом. В лыжном батальоне с пулеметом "Максим" на волокушах делали марш-броски, стреляли на стрельбищах, изучали военную технику.

Корреспондент ИА vRossii.ru: Ваши ранения вы получили на Курской дуге?

Алексей Игнатьев: Да, мы тогда понесли очень серьезные потери: от нашего батальона остались в живых десяток солдат, все офицеры погибли. Тогда пали мои друзья - старшина Михайлов, сержанты Попов и Сергеев, рядовые Донцов, Кудрин, Лазарев, Наймушин и другие. Я сам был тяжело ранен и пришел в сознание только утром следующего дня. При обработке моих ран хирург насчитал шесть ранений. Застрявшую пулю я до сих пор ношу в своей ноге. Нас, раненых, вывозили на машинах Красного Креста. Мы лежали на подвешенных носилках и, когда машина подскакивала на камне или кочке, от сотрясения была сильная боль. В госпитале я был в критическом состоянии, чуть не лишился левой ноги. Но заражения врачи не допустили, спасли. Благодаря им и своей молодости я выжил. После госпиталя я вернулся в родной шахтерский поселок Казановка инвалидом войны. С палочкой в руках с тревогой в душе постучался в дверь. Мама с моими малолетними братьями и сестрами встретила меня объятиями, со слезами. Так для меня закончилась война.

Печать

Последние новости

Яндекс.Директ